Радио Визави Тула
               
 

НОВОСТИ


 
Вход | Регистрация
В онлайне - 1
Гостей - 1
Авторизирован. - 0:

 

Новость часа


 

Тульская афиша


 

Музыка на Визави


 

 

МУЗЫКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ИТАЛИИ И ТВОРЧЕСТВО ДЖОАККИНО РОССИНИ, часть 2

Фабула пьесы коротка, но в развитии сюжета столько юмора, столько остроумия, столько неожиданных поворотов! Конечно, ловкий, предприимчивый Фигаро помогает Розине спастись от притязаний Бартоло и соединиться с любимым ею графом Альмавивой.

Чтобы не навлечь гнев австрийских блюстителей спокойствия и порядка, Россини смягчил остроту социальной сатиры. Да и законы оперного жанра потребовали определенных изменений. Кроме того, как часто бывало в те времена, музыка «Севильского цирюльника» создавалась в расчете на определенных исполнителей.

Царящая в опере атмосфера веселья создается уже в увертюре. Тематически она не связана с оперой, но словно вбирает в себя черты ее основных образов. Медленное вступление с изящной лирической темой выражение любовной лирики, предвосхищающее лирические эпизоды сценического действия. Яркое, красочное сонатное аллегро (без разработки), с его энергичным ритмом и разнообразными красивыми мелодиями, еще больше соответствует эмоциональному строю оперы.

Завязка действия происходит в интродукции. Ночью под балконом Розины потихоньку собираются музыканты, и под их аккомпанемент граф Альмавива поет ей прочувствованную каватину. Однако тщетны его усилия никто не откликнулся на нежную песнь любви. Но тут появляется всегда полный идей, мастер на все руки Фигаро и звучит его каватина блестяще нарисованный портрет героя. Перед нами человек молодой, брызжущий весельем, довольный судьбой, готовый всем оказать услуги, он нужен и франту, и красотке, и молодящемуся старцу, его буквально рвут на части. Стремительное движение, зажигательный ритм тарантеллы, неумолчная (и кстати, технически очень трудная) скороговорка раскрывают бьющую ключом жизнерадостность, искрометный темперамент Фигаро.

Альмавива счастлив, что встретил Фигаро, и просит прийти ему на помощь.

Бартоло наконецто покидает дом, оставив свою прелестную подопечную в одиночестве. Вот прекрасный случай спеть Розине канцону, и Фигаро вручает Альмавиве в руки гитару. Признаваясь Розине в любви, граф называет себя вымышленным именем Линдор, ибо хочет, чтобы она полюбила его самого, а не его титул.

И в каватине, и в канцоне получили претворение черты как итальянской народной песни, так и итальянской оперной кантилены, с ее мягкими, округлыми очертаниями.

Тем временем (это уже вторая картина первого действия) Розина грустит по своему избраннику и, закончив письмо к нему, поет вдохновенную каватину. Ее певучая, нежная мелодия овевается воздушными украшениями, которыми изобилует вокальная партия, и изящными трелями, фиоритурами оркестра.

Но здесь запечатлелась только одна сторона характера героини ее мягкость, лиричность. А вот послушав ее арию, чувствуешь, что она и горда, и настойчива, и мужественна. Недаром некоторые исследователи находят, что эта ария очень похожа на арию Елизаветы из оперы «Елизавета, королева английская».

Внезапно появляется Бартоло, а вслед за ним и его поверенный, монах дон Базилио, и, запершись, они обсуждают важное дело: как бы поскорее устроить брак Бартоло с его воспитанницей, ведь в городе, по слухам, появился поклонник Розины граф Альмавива. Старый интриган дон Базилио может дать только один совет: оклеветать графа Альмавиву. Бесподобна эта знаменитая ария: «Клевета вначале сладко ветерочком чутьчуть порхает и как будто бы украдкой слух людской едва ласкает.» Поразительно здесь единство слова с распевающими его интонациями, удивительно органично сочетание вокальной и оркестровой партий! И наконец, следует музыкальный портрет еще одного героя старого Бартоло, с его вечными угрозами, ревностью и подозрениями.

Но тут дом начинает сотрясаться от грохота и ударов в дверь под видом пьяного кавалериста сюда вваливается граф Альмавива. Начинается стремительный, шумный, невообразимо запутанный финал всего первого действия и в памяти всплывают финалы из опер Моцарта, с их неожиданными сюжетными поворотами и настоящим каскадом музыкальных тем.

Немало забавных происшествий и замечательных музыкальных эпизодов ожидает слушателя и в обеих картинах второго действия. Чего стоит хотя бы знаменитый квинтет «Доброй ночи», проникнутый таким комизмом и иронией, написанный столь мастерски, что выделяется даже среди лучших ансамблей мировой оперной литературы.

Несмотря на сложнейшие перипетии и каверзные ситуации, хитроумному цирюльнику удается обвенчать двух влюбленных и что немаловажно выставить на посмешище алчность, сластолюбие, ханжество и злостное интриганство. Сила любви, ума, смелость и энергия, присущие молодости, побеждают, и опера завершается полным радостных чувств и огромного воодушевления финалом.

Сценическая судьба этого великолепного создания Винченцо Беллини (18011835), РОССИНИ Не обошлась без итальянский композитор парадоксов: на премьере опера провалилась, зато уже второе представление имело грандиозный успех, и восторженная публика устроила факельное шествие в честь Россини.

Звезда «Лебедя из Пезаро» (так часто называли Россини уроженца города Пезаро в Центральной Италии) уже сияла в полном блеске, когда на небосклоне Сицилии поднялось новое светило. То был Винченцо Беллини, уроженец Катании, потомственный музыкант, воспитанник Неаполитанской консерватории.

В проникновеннопевучих, нежных мелодиях сицилийского композитора звучит томительная мечтательность, трогательная скорбь, но также и затаенная ненависть, воинственный порыв. Элегическое творчество Беллини окрашено романтикой, питаемой страстной любовью к родине и мечтой об ее освобождении. Лирическая кантилена Беллини, поднявшая бельканто на новую ступень, привлекла симпатии Глинки и оставила отпечаток в мелодике Шопена.

Винченцо Беллини не дожил до 34 лет, однако успел увидеть на сцене десять своих опер. Первая была поставлена в 1825 году. Лучшие его оперы «Сомнамбула», «Норма» (для Милана) и «Пуритане» (для Парижа) появились уже после «Вильгельма Телля» Россини.

После кончины Беллини лидером итальянской оперы оказался Гаэтано Доницетти, бергамасец по месту рождения и поучения (он занимался таккс в Болонье), профессор НеІПОЛіI ганской консерватории.

Имя Доницетти стало извсі гно даже раньше, чем имя Беллини. В театрах Италии и цругих стран было поставлено ОКОЛО 65 опер Доницетти. В его наследии есть также мессы и кантаты, хоровые, оркестровые и камерные произведения. Особым успехом у публики пользовались оперы «Любовный напиток» по комедии Скриба, «Лукреция Борджа» по драме Гюго, «Лючия ди Ламмермур».

Театральный темперамент, сильный драматизм, переходящий местами в мелодраматизм, легкая и блестящая мелодика, эффектная вокальная виртуозность все это создавало Доницетти успех на многих сценах мира. Но в целом оперное творчество этого композитора обнаружило определенное отставание от художественных задач, выдвинутых европейским искусством той поры. Лишь Джузеппе Верди удалось вновь поднять итальянскую оперу до вершин мирового искусства, но произошло это уже во второй половине XIX века, о чем будет рассказано дальше.

А пока скажем несколько слов о еще одном итальянском музыканте, современнике Россини, Беллини и Доницетти о гениальном, непревзойденном скрипачевиртуозе Никколо Паганини, чья окутанная таинственными легендами биография вызывала жгучий интерес современников и волновала воображение таких блестящих писателей XIX века, как Гейне, Бальзак, Стендаль.

Известно, что Италия была не только родиной оперы, но и центром старинной смычковой инструментальной культуры. Великолепные традиции своей страны продолжил Паганини, подняв скрипичное исполнительство на недосягаемую высоту. Разъезжая по Европе, он буквально гипнотизировал толпы слушателей своим демоническим искусством, своей колдовской внешностью. Шуберт и Лист, Мендельсон и Россини, Шуман и Шопен, Мейербер и Берлиоз все были покорены искусством великого скрипача, на всех оказывало оно магическое воздействие. Паганини сравнивали с продавшим душу дьяволу Фаустом и с неистовым капельмейстером Крейслером. Несмотря на страшную репутацию, католическая церковь пожаловала ему папский орден «Золотой шпоры».

Соотечественник Христофора Колумба, генуэзец Паганини вошел в историю музыкального искусства как Колумб новой эпохи. Именно Паганини было суждено стать самым ярким выразителем романтизма в музыкальном искусстве Италии первой половины XIX века.



Рекомендуем:

©  Радио "Визави" ООО "Приток"

Разработка, поддержка, программное обеспечение: "СВ-Дизайн"

Сайт работает на m3.Сайт /версия CPU.0.1/